Приветствую Вас, Гость!



Расширяя горизонты.

Главная » Секции » Клуб филофонистов » Расширяя горизонты.
- Салют Фил!
- Привет Стерео!
- Как бодрость духа!
- Не плохо, не плохо, спасибо что спросил. Зачем пожаловал?
- Хочу чтобы ты выразил концепцию филофонистов в доступной для наших читателей форме. Читал статьи Мэла, Ауди и Вини?
- Да, конечно. Но боюсь у меня, так красиво как у пацанов, не получится.
- Почему?
- Видишь ли их, в первую очередь, интересует музыкальный материал. Для Мэла важнее содержание, для Ауди – качество записи. Меня же больше волнует: жанр исполнителя, сохранность конверта, вкладыша и грампластинки, лейбл звукозаписывающей компании, тираж и страна-изготовитель.
- Но ты ведь слушаешь винилы?
- Конечно!
- Ну, вот и расскажи об этом.
- Я люблю слушать крупными мазками. Моешь дюжину пластинок и более-менее внимательно отслушиваешь их. А что-то уже отбираешь на подробное прослушивание к Мэлу и Ауди.
- Что значит более-менее внимательно?
- Это значит что я, в тот момент, больше сосредоточен на мытье пластинок и реставрации конвертов, нежели на восприятии музыки. Это скорее поверхностное знакомство с содержанием альбома, которого порой, недостаточно даже для определения музыкального жанра.
- Понятно. На какой аппаратуре ты крутишь винилы?
- Тракт у меня не такой амбициозный как у Ауди, но для первого впечатления вполне достаточный. Вертак SABA 900, иголка АТ 95Е, усилитель ONKYO A8200 со штатным ММ/MC фонокоректором и колонки Электроника 75АС-065.
- Не слишком ты себя балуешь.
- Я, в этом смысле, не привередливый. Что Олди подогнал, тем и пользуюсь. Зато не боюсь испортить иголку.
- Ну, это да. Ведь тебе, порой, приходится отслушивать такие пластинки, которые Ауди не за что на вертак не поставит! Какие музыкальные жанры ты предпочитаешь?
- Видишь ли, в силу профессиональной этики я стараюсь не выделять те или иные музыкальные направления, а относиться ко всем с равной степенью заинтересованности.
- Вот это да! Вот это ты сейчас сказанул!!! Я думал, что по беспринципности фразу Ауди «Мне все равно, что слушать – главное как это звучит» уже никто не перещеголяет. Но ты его явно переплюнул!
- Надеюсь Ауди не обидется. Ведь я не столько слушатель, сколько коллекционер – собиратель. Для меня процесс поиска, приобретения и адаптации пластинки в фонотеку намного важнее, чем ее дальнейшее прослушивание. И для филофониста это нормально.
Мне известны такие коллекционеры, которые вообще не крутят винилы – боятся их испортить. Вот это уже настоящая шиза. У таких индивидах я обычно спрашиваю – а как вы их не слушая, классифицируете?
- Да, действительно! И как же?
- По алфавиту.
- Мрак!
- Совершенно с тобой согласен. Собирать фонотеку и не слушать ее, то же самое, что написать прекрасную картину и ни кому ее не показывать. Вещами надо пользоваться. Им скучно просто стоять на полке.
- Ну, нашей фонотеке это, слава Богу, не грозит. Однако давай вернемся к прослушиванию. От музыки ты ведь получаешь удовольствие, а не просто сухо классифицируешь жанр исполнителя и ставишь его в определенную стопку фонотеки?
- Ну конечно, получаю. Я же человек, а не робот.
- А от какой музыки ты получаешь наибольшее удовольствие?
- Можешь не хитрить, Стерео. Я прекрасно понимаю, к чему ты клонишь. Конечно, как и у всех Стереоманов, у меня есть любимые группы и исполнители.
- Например, кто?
- Например, Tom Waits. Доволен?
- Да! Мне намного лучше. А то я уже начал за тебя беспокоиться. Продолжай, пожалуйста.
- Зря ты за меня беспокоишься, Стерео. Хорошей музыки должно быть много! Вот вы с Вини прибежали – дай Пола Маккартни «Снова в СССР» - пожалуйста! Ауди кричит – дай, какого-нибудь бухала, чтобы стены рухнули! Да ради Бога! Мэл жалуется – что-то я давно не рыдал, давай Кэто Джапаридзе заслушаем…
А если бы у меня в фонотеке только Tom Waits да Tiger Lilies были, чтобы вы делали?
- Я же не спорю с тобой Фил, мне просто интересно какие у тебя предпочтения.
- Мне предпочтительней тот жанр, которого в нашей фонотеке мало. На сегодняшний день это классика, романс и речевые пластинки. Вообще же, я считаю чрезвычайно скучным и ограниченным слушать альбомы десятков-двух-трех исполнителей в ущерб всей остальной мировой музыки. Но, к сожалению, большое количество людей, считающих себя меломанами, именно так и поступают.
Приведу пример. Поехали мы, как-то, пару лет назад со знакомым в «Звуковой барьер» за винилом. Меня, на тот момент, интересовали латиносы и я набрал с десяток испаноязычных исполнителей. Встречаемся на кассе. У него в руках ABBA, Nazareth и Scorpions. Я говорю – ты же в прошлый раз их покупал. Нет, говорит, в прошлый раз я брал Voulez-Vous, а это Super Trouper. А ты что взял? И стал смотреть мою стопку. Кто такой Мичел? Не знаю, говорю. А Сара Монтьель? Без понятия. А зачем ты их купил? Специально для того, чтобы познакомиться с их творчеством. А вдруг они тебе не понравятся? Ничего страшного, говорю. Мне не понравятся – еще кому-нибудь понравятся. А ты что же, не для себя что ли покупаешь?
Вот тут мы и подошли к ключевому вопросу коллекционирования. Как я уже говорил, для филофониста процесс намного важнее и приятнее результата. Ты спрашиваешь – отчего я получаю наибольшее удовольствие? От прогулок по солнечным Мюнхенским фломаркетам, от толкучки душного ночного Бангкока, от отчаянной торговле из-за двух гривен на Харьковском радиорынке. А после приобретения пластинки ее еще надо привести в порядок – помыть, подклеить конверт, возможно поправить под микроскопом какую-нибудь глубокую царапину или коцку. И наконец, долгожданное прослушивание нового приобретения с друзьями и коллегами – определение жанра, оценка качества записи, сохранности и музыкального материала. А вот после того как аннотация написана, оценки выставлены и пластинка поставлена на свое почетное место в фонотеке, мое внимание переключается на дальнейшие поиски.
Дальше, как говорит Ауди, есть два пути – правильный и неправильный. Можно, как Кощей, чахнуть над роскошной фонотекой, наслаждаясь ее молчаливым достоинством. А можно, по прекрасному примеру Третьяковых, передать ее в общественное пользование. Что, с чистым сердцем и широкой улыбкой, я и сделал!
- И за что тебе огромное спасибо от всех Стереоманов! Однако, давай вернемся к музыке. Как тебе латиносы, понравились?
- Да, а от Сары Монтьель Мэл рыдал с обоих глаз! Прекрасное приобретение! На мой взгляд, гораздо интереснее открывать для себя новые группы и музыкальные направления, нежели зашториваться на каком-то одном жанре, переслушивая по сто раз одни и те же пластинки.
- Здесь я согласен с тобой лишь отчасти. Ты же сам говорил, что у всех есть любимые исполнители и само собой что их иногда хочется переслушать.
- Да кто ж тебе не дает? Тут ключевое слово «иногда».
- Ну хорошо, когда ты слушал последний раз Тома Вэйтса?
- Я тебе отвечу так – по-моему, нормально и достаточно переслушивать альбомы не чаще раза в год.
- Ого! Это сколько ж пластинок надо иметь?
- Моя 5-тысячная фонотека в твоем полном распоряжении!
- Большое спасибо! Расскажи, какие музыкальные жанры ты для себя открыл.
- Учитывая то, что большую часть своей жизни я слушал преимущественно рок, блюз и джаз, можно сказать, что я открыл для себя все остальное – эстраду, электронную музыку, романс, авторскую песню ну и конечно классику.
- Уточни, пожалуйста, что ты называешь эстрадой.
- Если говорить о русскоязычном сегменте: Магомаев, Антонов, Пугачева, Ротару, ВИА «Синяя птица», «Песняры», «Самоцветы», «Ариэль», «Веселые ребята», «Ялла», «Здравствуй песня», «Красные маки», «Поющие сердца» и т.д.
Я же в юности был панком, и слушать официальную советскую песню считал ниже своего достоинства. Таким образом, внушительный пласт эстрадной музыки 70-х – 80-х годов остался для меня практически не охваченным. Кое-что, урывками, через радио и телевидение долетало до моего сознания, но полностью прослушать альбом «Песняров» или «Синей птицы» я удостоился только пару лет назад.
- Ну и как тебе?
- Превосходно! Прекрасные мелодии, лирика, голоса, аранжировки… Уровень высочайший! Да что говорить – в ВИА было человек по восемь-двенадцать музыкантов. Это же - практически оркестр! И запись в основном вполне приличная, хотя и с некоторым режиссерским акцентом.
Ранние пластинки Пугачевой и Ротару вызывают у меня лютый восторг! Но чем дальше, тем хуже – больше электронных инструментов, меньше живых музыкантов, беднее аранжировки, да и качество записи от 80-го до 90-х годов заметно упало.
Знакомство с эстрадой 70-х годов привило мне любовь к богатым аранжировкам. Что не удивительно – классический рокерский состав из трех-четырех музыкантов выглядит довольно бедно на фоне ВИА из двенадцати человек с полной духовой секцией, скрипками, фортепьяно, флейтой и несколькими солистами.
Войдя во вкус, я пристрастился к серьезным эстрадно-джазовым оркестрам, типа нашей «Мелодии» или фирмачей Джеймса Ласта и Поль Мариа. И это был уже совсем другой уровень – настоящий современный Биг бэнд.
- Сложностей с восприятием у тебя не возникало?
- Да нет. Джаз-то я и раньше слушал, только не в таком хорошем качестве. А потом Джеймс Ласт – это скорее качественная эстрада, т.е. легкая, развлекательная музыка. И, что не маловажно, на аппаратуре класса средней Hi-Fi, она звучит весьма доступно и убедительно.
Сложности с восприятием у меня возникли на романсе и классике. Причем, как впоследствии выяснилось, сложности эти были вызваны техническими возможностями аппаратуры. Покупая очередную пластинку с романсами, я размышлял примерно так: Ну вот, еще одна бесполезная пластинка. И зачем вообще эти романсы выпускают! Кому они нужны? Что это за музыка такая? Какая-то телка под гитару или фортепьяно что-то жалобно поет. Где трубы? Где барабаны? Где все то, за что я люблю музыку?
- Забавно! А что не так с классикой? Там же и труб полно и барабаны с литаврами.
- Так-то оно так, но ты представь, как это звучит на транзисторном усилителе среднего класса с его купированным динамическим диапазоном!
- Мягко говоря, неважно.
- Мягко говоря – ужасно! Поставил пластинку – заиграла бодрая увертюра. Выставил громкость на 11, слушаю, вроде ничего. Затем какое-нибудь соло на флейте. Тихо играет, не фига не слышно. Добавил громкости до пол первого. Слушаю – нормально. Затем как литавры грянут! Подрываешься как ошпаренный, убавляешь опять до 11. Затем соло на скрипке. Опять не фига не слышно. Так всю пластинку и бегаешь – то погромче то потише. Издевательство над слушателем.
Перелом в этой тупиковой ситуации наступил после приобретения Ауди лампового усилителя и фонокорректора. Вот тогда, я в полной мере насладился классикой и понял, зачем выпускают и слушают романсы. Теперь это наш с Мэлом любимый жанр.
- А классика?
- С классикой не все так просто. Тут не обойтись без культуры, воспитания и образования. Ведь как не крути – это самый сложный и самый объемный музыкальный жанр. И на пополнении этого сегмента нашей фонотеки я сейчас и сосредоточен.
- Мне остается только поблагодарить тебя, и пожелать успехов в твоем нелегком, дорогостоящем, но очень нужном для всех Стереоманов труде.
Автор материала:
...
Имя: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата публикации: 30.09.2015
Просмотров: 301 раз
Оставлено: 0 комментариев

Комментарии к материалу


Нет фото
Код *: